• Безопасная ликвидациякомпании и ответственности!
    подробнее
  • Бухгалтерское сопровождение – Шаг на встречу к бизнесу!
    подробнее
  • Юридическое сопровождение – искусство управлять ситуацией!
    подробнее
  • Недвижимость: Мы стремимся к вашим целям!
    подробнее
Получите бесплатную консультацию!

Вон из бизнеса!

Версия для печати

У общества с ограниченной ответственностью в отличие от других хозяйственных обществ есть возможность исключения одного из участников. Наличие такой возможности обусловлено тем, что ООО – это «последователь» ТОО. Как вы знаете, товарищество – это объединение лиц, а общество – объединение капиталов. Объединение же капиталов в ООО сохраняет в себе и черты объединения лиц. Однако предоставленную законодателем возможность исключения участника из общества на практике осуществить нелегко. К сожалению, законодатель не предусмотрел адекватных способов прекращения отношений партнеров, которые чинят препятствия.

 Например, когда участники препятствуют ведению хозяйственной деятельности: не появляются на общих собраниях участников, несмотря на то что их надлежащим образом уведомили. В соотношении 50 на 50 это создает тупиковую ситуацию. Без другого участника не представляется возможным принять решение, даже обсудить его. Я думаю, что можно расценивать эти действия как препятствие.

 Значит, если доли участия распределены 50 на 50, то исключить участника невозможно? Исключить 50-процентного участника – требование, с моей точки зрения, практически нереализуемое. На практике сложно исключить участника даже с меньшей долей, не говоря уже о 50-процентной. Как правило, круг обязанностей, которые возлагаются на участников, достаточно узок и их соблюдение ставит возможность исключения участника под большой вопрос.

Действительно, в малом бизнесе участники таких обществ обычно занимают должности в исполнительных органах общества. При этом очень важно не отождествлять потенциальные действия членов исполнительного органа с действиями участника общества. Меры защиты в обоих случаях совершенно разные, и вряд ли есть основания требовать, к примеру, исключения участника из общества в силу того, что он, будучи одновременно генеральным директором, ограничивает доступ к документам общества, за хранение которых отвечает.

Сейчас в законодательстве об ООО и об АО, которое отчасти можно по аналогии применить и к отдельным правоотношениям в отношении ООО, есть положения, на основании которых участники могут заключить соглашение в отношении реализации прав, удостоверенных долей в уставном капитале ООО, а также прав на такую долю. В последнем случае приведенные законы содержат нормы, которые говорят или якобы говорят о возможности заключения соглашений, связанных с распоряжением долями в обществе. Но, к сожалению, в силу общих норм гражданского законодательства заключение классических опционных соглашений не вписывается в российское правовое поле.

Опционные соглашения – один из цивилизованных выходов, который широко практикуется в большинстве западных стран. Они позволяют эффективно разрешать тупиковые ситуации, когда одна сторона вправе потребовать у другой покупки доли на определенных условиях или наоборот – потребовать продажи. В российском правовом поле, как ни печально, данная конструкция вряд ли окажется работоспособной.

Согласно последним изменениям в законодательстве об АО и ООО стороны могут договориться, каким образом им распоряжаться акциями и долями соответственно. Но исходя из норм гражданского законодательства вряд ли это дает возможность договориться таким образом, что волеизъявление другой стороны в момент совершения сделки, направленной непосредственно на переход прав на акции/доли, не требуется – а это именно то, на чем строится классический механизм реализации опционов. Эта ситуация по-прежнему представляется наиболее неурегулированной в отношения совместных предприятий, где у участников процент долей составляет 50 на 50.

 Единственный более или менее действенный способ в российском правовом поле в части ООО – это договориться, какими вопросами «управляет» тот или иной участник, фиксируя размер голосов по тем или иным вопросам повестки дня не пропорционально долям.

Недавно в корпоративном законодательстве появились нормы, позволяющие заключить соглашение участников о том, как голосовать на общих собраниях. Но следует помнить, что их наличие не изменяет правила работы самого общества. Вполне очевидно, что нарушение положений соглашений участников не должно быть основанием для признания недействительными решений общества, при принятии которых тот или иной его участник действовал в нарушение таких соглашений. Указанные нарушения могут повлечь за собой отрицательные последствия только для нарушивших соглашение сторон, да и то в тех случаях и в такой мере, в каких это предусмотрено соглашением участников.

Надо отметить, что соглашения участников практически всегда устанавливают неблагоприятные последствия для нарушивших их сторон, как минимум предусматривая право требовать возмещения в связи с нарушением контрактных обязательств.

Это возмещение обычно воплощается в одном из следующих способов:

1.соглашением предусматривается неустойка, размер которой, однако, в соответствии с гражданским законодательством может быть снижен судом, если ему покажется, что он слишком завышен;

2.прописывается возмещение убытков. Здесь дело фактически ограничивается реальным ущербом, потому что упущенную выгоду достаточно сложно доказать в российском правовом поле. Но даже и реальный ущерб, например, от нарушения обязанности голосовать тем или иным образом, нелегко будет доказать;

3. предусматривается выплата компенсации в размере, установленном законодателем.

Нельзя забывать и о том, что всегда остается перспектива ликвидации ООО. То есть можно ликвидировать юридическую хозяйственную оболочку и поделить денежные средства и иное имущество, которые есть на балансе общества. Но это крайний случай, сопряженный с целым рядом непростых процедур, исчезновением хозяйствующего субъекта, разрушающий тем самым взаимоотношения, которые были сформированы через это общество.

 Закон не освобождает учредителя общества от оплаты доли. Неоплаченная доля в течение определенного в уставе срока переходит обществу, причем договором об учреждении общества может быть предусмотрено взыскание неустойки (штрафа, пени) с такого учредителя за неисполнение его обязанности по оплате доли. Более того, до момента выхода из общества участник общества, не оплативший свою долю, несет солидарную ответственность по обязательствам общества в пределах стоимости неоплаченной доли.

Общество обязано реализовывать перешедшую к нему долю по цене не ниже номинальной стоимости. И если реализовать не сможет, то доля погашается, а размер уставного капитала общества соразмерно уменьшается.

Требовать может, но скорее всего по самостоятельному основанию в отношении каждого участника. Причем основание должно быть веским. Ведь если участник соблюдает все обязательства: участвует в управлении обществом и др., это вовсе не означает, что он должен принимать те решения, которые ему навязывают.

Бывает, что в соответствии с уставом на одного или нескольких участников возлагаются дополнительные обязанности. Это норма, над которой я бы рекомендовал хорошо задуматься, когда готовятся учредительные документы, особенно если мы говорим о малом бизнесе, где близость участников к менеджменту особенно заметна. Ведь тогда появляется больше потенциальных оснований для требования об исключении.

Поэтому, отвечая на Ваш вопрос, повторю, что один участник может требовать исключения нескольких. Формально закон этого не запрещает, но как этого можно добиться в реальности, лично я не вижу.

 

Источник:

Интервью провела

Екатерина Игумнова,

«эж-ЮРИСТ» - юридический журнал.